— Из Луганска пишут: вспоминая погибшего товарища
18.10.2022, 07:08 561 Новости регионов
Из Луганска пишут: вспоминая погибшего товарища
В боях под Камышевахой погиб луганский скаульптор Александр Борисович Елизаров, альбом с его зарисовками передали бойцы  
Автор:
Союз Художников России

В боях под Камышевахой погиб луганский скульптор Александр Борисович Елизаров, альбом с его зарисовками бойцы передали художникам Луганска. Председатель СХ ЛНР Артем Фесенко прислал в СХ России небольшую заметку о друге и некоторые его рисунки. Публикуем.

Узы дружбы, союзов сердечных -

Всё порвалось: мне с детства судьба

Посылала врагов долговечных,

А друзей уносила борьба.

Песни вещие их не допеты,

Пали жертвою злобы, измен

В цвете лет; на меня их портреты

Укоризненно смотрят со стен.

Н.А.

Один замечательный луганский художник, живописец, да и просто хороший человек В. В. Козлов как-то сказал мне, тогда еще молодому, жаждущему подвигов и свершений художнику: «Не бойся открывать ставни на окнах. Да, может, где-то и током шибанет, а, может, наткнешься на сокровище». Эти образные слова он применял к живописи, созданию картин, имея в виду, что нужно экспериментировать, не сидеть на одном коньке. Ведь действительно скучно делать одно и то же тысячу раз. Одним из таких ничего не боящихся, настоящих художников был Александр Борисович Елизаров – мой дорогой друг, с которым я имел честь сражаться плечом к плечу с ветряными мельницами. Собственно, об этом человеке и пойдет речь в моих воспоминаниях.

     26 августа 2022 года будет три месяца, как Саня – Александр Борисович Елизаров – погиб в боях под Камышевахой. Это Попаснянский район «Всевеликой дикой дивизии» Донбасса: филармонистов, художников, поэтов, ученых, врачей – самых замечательных парней ЛНР, которых я знаю. И пока буду жив я, и будет существовать альманах, на страницах которого размещен мой рассказ, будет жива и память о лучших ребятах на земле. «Сколько вас, ребята, слили в реку Лету этим летом, прошлым и потом…»

     Александр Борисович Елизаров — уроженец города Луганска. Отец Саши был инженером-конструктором и очень мечтал, чтоб Саша стал художником. Мама работала на трикотажной фабрике. Сейчас забываю детали и ловлю себя на мысли, что хочется позвонить Саше по телефону и уточнить… Нет дня, чтоб я не вспоминал о нем.

     Первая наша встреча произошла в 1996 году, когда я был первокурсником живописного отделения Луганского художественного училища, а Александр – студентом четвертого курса скульптурного отделения. Скульпторов набирали раз в пять лет. Спец. предметы у них вел Альберт Николаевич Левченко. К слову, Саша до последнего дня был благодарен своему учителю… Так вот, помню, писал я постановку (натюрморт) акварелью. Очень увлекся, хотел вработаться, ну, и почти до дыр затер бумагу смывками и повторными прописками – в результате над моей работой подшучивали старшие товарищи и одногруппники. Получил я тогда трояк. И вот заходит после просмотра Сашка. Он смотрит и, значит, отмечает только мою работу: «Чья?». Я говорю: «Моя». «Ты – хороший колорист. Будешь здорово писать маслом (масляными красками)». Меня приободрили эти слова, утер сопли, и уже на третьем курсе мои работы стали забирать в методфонд (музей училища). Ну, а Саша на тот момент уже учился в Львовской академии на монументальной скульптуре. Потом, помню, мне попался каталог с конкурса академического рисунка ведущих художественных академий Украины. Там были работы нашего Сашки! Мы очень гордились, что рисунки нашего парня – одни из лучших в стране! Ведь это значит – Луганское училище еще на ходу! А, значит, и мы так сможем, и мы ничего!  Как-то случайно весточки об Александре Борисовиче доходили до меня сами собой: на пленэре в Бродах через художников обменивались приветами, на выставках узнавали новости о выпускниках художественного училища, которые разъехались по всему миру.

     Не помню год, когда Саша вернулся в Луганск преподавать скульптуру: наверное, где-то в 2012. Альберт Николаевич Левченко – корифей и педагог скульптуры – уже болел и преподавать не мог, и Саша вернулся помогать учителю, да и вообще не дать скульптурной школе Луганска погибнуть. Я этому был очень рад: знал, что он – серьезный мастер. Так и вышло, что первые выпуски молодого преподавателя были с очень серьёзными заявками и уровнем, не уступающим лучшим традициям Луганского училища.

     Потом началась новая жизнь, 2014 год… Саша вывозит маму в Москву, к брату, спасая от бомбёжек и трудностей, выпавших на долю луганчан. Да и работы на тот момент не было. Там он работает над садово-парковой скульптурой, его ценят, он неплохо зарабатывает. Но только куда бы ни уехал, от себя не убежишь: Александр не мог, будучи творцом, художником, патриотом, оставаться долго в Москве, и, как только появилась возможность, возвратился в Луганск. Я уже тогда был председателем Союза Художников ЛНР. Вот с этого момента мы и начали «хулиганить» (в хорошем смысле этого слова).  В 2016 году, видя, что Саша не реализовывается, у него нет заработка, я предложил ему сделать эскизы на любую тему. Саша выполнил несколько интересных моделей: композиция "Весна" и композиция "Святым Благоверным князю Петру и княгине Февронии». Не знаю, почему был таким его выбор, но работы мне очень понравились. Мне хотелось, чтобы в городе появлялись профессиональные, красивые, эстетичные произведения, и Саша как профессионал мог мне в этом помочь. Но где взять деньги на реализацию проектов? Я начал продавать картины, чтобы Саня продержался на плаву, оплачивал ему эскизы из своего заработка (потом он вернет мне все втройне)… Знаете, таланту всегда нужно помогать, а бездарность и сама пролезет, пробьется. Саша был, безусловно, достоин того, чтоб в него вкладываться, помогать ему реализоваться! Порядочный, честный, благородный — он человек-бессребреник не из этой эпохи, мечтающий сделать мир вокруг себя лучше.

     Конечно, получаемых мною средств хватало на самый минимум: мы еле-еле сводили концы с концами и жили мечтой, как воплотим в жизнь произведения Александра Борисовича. Потом средства придут сами собой от меценатов и единомышленников, этих средств будет достаточно, чтоб реализоваться…

     Именно благодаря его энергии и желанию реализовать себя на родной земле, украсить наш край и оставить память на долгие годы, совпавшим в необъяснимым образом с моими схожими желаниями и интересами, Союз художников начал смело браться за, казалось бы, не подъемные для нас на тот период проекты, все из которых были реализованы. Мы получили высочайшую оценку не только от экспертов в нашей области, а, прежде всего, и это для нас было намного важнее, от простых граждан, полюбились им. За период нашего сотрудничества с Сашей город увидел столько новых аутентичных памятников искусства, сколько не каждый художник может оставить после себя по итогам всей жизни. За период с 2018 года до его ухода на фронт Союзом художников было реализовано множество проектов, знаковые из них я перечислю. Это скульптурные композиции «Пятилетию знамени МВД ЛНР», «Непокоренный «Беркут», «Святые благоверные князь Петр и княгиня Феврония Муромские» (г.Луганск, г.Зимагорье), памятник Народной артистке Вере Андрияненко, малая копия скульптуры «Минина и Пажарского ( г. Ирмино), барельеф на фасаде Академии культуры и искусств имени М. Матусовского Народному артисту ЛНР Юрию Дерскому, монумент «Дионис» в Перевальском районе, восстановление скульптур на территории детской республиканской больницы, памятная доска у центрального входа в здание МВД ЛНР и т.д.

     Единственное, о чем я не перестаю жалеть, так это о том, что судьба оборвала его полет, когда он только начал набирать высоту… Когда некоторые люди расправляли плечи, он расправлял крылья, и действительно только смерти было по силам его остановить…

    Когда начались мобилизационные мероприятия, и многие его студенты отправились на передовую, никакие уговоры сберечь себя ради искусства или близких на него не имели влияния – он твердо решил, что своих ребят не оставит и примет то, что уготовано ему судьбой…

     Мне посчастливилось после его отправки на фронт еще раз встретиться с ним. Когда я приехал передать посылки и слова поддержки на позиции, где он служил, то увидел его прежним, отзывчивым, светлым, чистым человеком. Война не озлобила его, не обозлила на мир и людей. Хотя, безусловно, там чувствовалась атмосфера военных действий, он, как и прежде, улыбнулся, обнял меня, только мне показалось, что крепче обычного... В тот момент я уезжал с ощущением, что у него все отлично, и не мог предположить, что это была наша последняя встреча… Мы строили планы на будущее, обсуждали совместный проект и то, как вместе реализуем его мечту – построим колесный корабль на паровом двигателе. Теперь реализация данного проекта стала моей мечтой… Мне остались его эскизы, наброски и воспоминания об этом замечательном человеке и творце…

    После Сашиных похорон его сослуживцы с передовой передали мне его альбом с набросками, сделанными в перерывах между выполнением служебных задач…  Он до последнего вздоха оставался художником!

Артем Фесенко